Loading images...
Иваново
Авторизация
Выход
Добро пожаловать!

Россия ➜ Ивановская область ➜ ИвановоУсадьбы и домаОсобняк Щаповых

Особняк Щаповых

До сих пор настоящим украшением центра города является краснокирпичный главный корпус сельскохозяйственной академии с необычной башней-навершием по улице Советская. Сразу же по окончании его строительства для многочисленной семьи фабриканта Щапова народ прозвал дом «Ильей Муромцем» за купол, напоминающий по форме древнерусские шлемы богатырей.

Этот особняк был построен в 1908-1909 годах московским архитектором П.А. Заруцким на перекрестке Семеновского переулка (ныне улица Марии Рябининой) и Негорелой улицы (ныне улица Советская). Чуть дальше по Семеновскому переулку размещались корпуса фабрики Щапова.

Павел Александрович Заруцкий слыл в то время видным архитектором, работавшим в стиле неоклассицизма, а позднее – модерна. По его проектам в начале XX века строились многие здания в Москве, Владимирской и Тверской губерниях. В Иваново архитектор создал дом Л.М. Гандурина (1908, ул. Пушкина, 9), особняк А.Н. Витова (1908, просп. Ленина, 25) и дом Щапова, который стал одной из самых значительных построек города периода эклектики с барочными формами в декоре.

Изначально дом был прямоугольный в плане, двухэтажный, с полуподвалом. Объём усложнялся выступами на фасадах и гранёной башней на углу. Стены были выложены из красного кирпича. Штукатурка при отделке не применялась вовсе. Башня была увенчана куполом со шпилем. Ризалиты на флангах южного фасада завершались аттиками. На более широком правом ризалите до сих пор сохранилась решётка ограждения в силе модерн. Над входным тамбуром восточного фасада располагался балкон. Прямоугольные окна были заключены в рамочные наличники.

По продольной оси здания проходил широкий коридор, по обе стороны которого располагались комнаты. Два угловых помещения – в башенном объёме и в северо-западном ризалите – имели эркеры. Внутренняя планировка этажей отличалась лишь в деталях. В интерьере до сих пор сохранились многие элементы отделки, сочетающие формы неоклассицизма и модерна, что было характерно для проектов Заруцкого. На первом этаже стены вестибюля были обработаны тосканскими трёхчетвертными колоннами, на втором – коринфскими колоннами на высоких постаментах. Потолки парадных помещений украшала лепнина. Металлическое ограждение парадной лестницы отличалось изысканным рисунком. В парадном зале до сих пор сохранилась оригинальная бронзовая люстра. В 1934 году по проекту архитектора А.А. Бречалова был надстроен третий этаж с повторением прежних элементов декора и завершения. При этом было полностью утрачено ограждение балкона.

Русские купцы Терентий Алексеевич Щапов и его сын Николай Терентьевич были известными в Иваново-Вознесенске предпринимателями, играя во второй половине XIX – начале XX века существенную роль в текстильном становлении края.

Щаповы были коренными ивановцами. Еще прадед Терентия Алексеевича числился крепостным у графа Шереметева и проживал в селе Иваново. Он родился в начале XVIII века и скончался в почтенном возрасте в 1796 году. В крепостной зависимости от помещиков находились его сын Федор и внук Алексей, крепостным по рождению был и сам Терентий Алексеевич, родившийся в 1818 году. В 1843 году Терентий Алексеевич женился на Харитине Яковлевне Горбуновой. У супругов родились один сын – Николай – и три дочери.

В ту эпоху многие подневольные крестьяне проявляли большую торговую смекалку и открывали собственное дело, добиваясь в этой области крупных успехов. Недюжинные предпринимательские способности обнаружились и у Терентия Алексеевича, который активно занимался торговлей и кустарным делом. Он начал свое дело в сарае собственного дома, печатая рисунки на ткани. Однажды он заметил, что если пропустить ткань через два специальных вала, обработанных веществами, содержащими крахмал, то ткань становится прочной и красивой, приобретая глянцевый блеск. Так в домашних условиях Щапов открыл новый способ обработки ткани – галандрение. В своем деле он долгое время был монополистом, благодаря чему стал обладателем неплохого капитала. В 1850 году, накопив порядочную сумму денег, он основал ситцеплаточную набивную фабрику.

После ликвидации крепостного права в 1861 году, Терентий Алексеевич, активно занимаясь своим делом, продолжал, однако, числиться крестьянином, и лишь через 10 лет, в конце 1871 года, был причислен к купеческому сословию.

В 1875 году его сын Николай Терентьевич женился на Софии Михайловне Сомовой, дочери известного купца из Коврова – Михаила Дмитриевича Сомова. Брак оказался счастливым, вместе они прожили 53 года до смерти Софьи Михайловны в 1928 году. Николай Терентьевич с 1886 года по доверенности отца управлял ситцевой фабрикой. Величина получаемой на этом предприятии прибыли была значительной, и в 1888 году семья смогла построить ткацкую фабрику.

В 1895 году Терентий Алексеевич умер, пережив свою жену на десять с лишним лет, и обе фабрики перешли в собственность его сына. На их основе Николай Терентьевич создал фирму “Ситцеплаточно-набивная и механическая ткацкая фабрика Николая Терентьевича Щапова”. Сам Щапов стал первогильдийным купцом. На ситцевой фабрике производились бумажные платки, а на ткацкой выпускался миткаль. Торговая контора фирмы располагалась в Москве, а ее основной капитал превышал 1 миллион рублей.

Народ в Иваново-Вознесенске Щаповых откровенно не любил. Несмотря на то, что они строили часовни, богадельни. В 1909 году дом освятили, и в нем вроде бы надолго и счастливо зажила огромная семья. Но сразу же понеслись слухи о проклятии этого дома — мол, некая юродивая пророчица предсказала, что быть этому дому пусту, что в нем долго никто жить не будет. Странные пересуды породила и необычная башенка. Шептались, что в ней в стальных сейфах, Щаповы хранят свои несметные богатства: золото, драгоценности, ценные бумаги.

Действительно семья эта была, пожалуй, побогаче тех же Гарелиных или Бурылиных.

Сохранились собственноручно написанные воспоминания Николая Терентьевича Щапова, где он без утайки пишет о своем благосостоянии.

«... в 1912/1914 г. на Святую Пасху у меня на счету: Волжского Камского банка 600 000 р., Московского купеческого банка 500 000 р., ещё в разных банках в бумагах. Дело стало тормозить и деньги не знали. куда девать, покупали бумаги и они все потеряли ценность. Можно было купить золота. Купили.

Как переменчиво время! После смерти Мефодия Никоновича Гарелина,1-го миллионера в Иваново, приехали 2 человека, служащие Гарелина просить у меня 20 000 рублей. Я не отказал им, выдал чек на 15 000 руб., которую сумму я получил с наследников, дал служащим М.Н. Гарелина. Если бы жив был М.Н. Гарелин, я ему не усомнился бы дал и более. По этому можно судить, считали меня богатым и не ошиблись.

За Тейковым у меня - лесу подростку и хорошего строевого - 300 десятин, лугов и полей - 200 десятин, под дорогой 50 десятин и ещё 6 десятин. На 35 000 руб. 2-я дача и дом куплен у Генералова Л.В. на Валдае озере. Всего до 100 десятин — 25 000 руб. 3-я у Белкрин - 5000 руб., Нижний Новгород - 5000 руб.

Дома. Новый каменный стоил 100 000 рублей. Надворные постройки 50 000 рублей. Старый, каменный низ верх дерев. 25 000 рублей. Новый ткацкий корпус 50 000 рублей. Старый ткацкий корпус 25 000 рублей. На ситцевой фабрике 2 дизеля 75 000 рублей, 3 котла паровых 20 000 рублей, 1 дизель английский 15 000 рублей, 3 котла 10 000 рублей. В бумагах 500 000 рублей. Всего на миллион рублей».

В годы Первой мировой войны фабрика Щапова поставляла на фронт полотняные “стаканы” (небольшие мешки под пороховые пушечные заряды) для трехдюймовых пушечных гранат и миткаль для пошива солдатского белья. Сын фабриканта, Дмитрий Николаевич, в чине поручика служил в Управлении начальника артиллерийского снабжения армий Западного фронта. Здесь он был награждён нашейным орденом Святого Владимира III степени. Его жена Надежда долгое время находилась рядом с мужем в действующей армии, была сестрой милосердия. Летом 1915 года Николай Терентьевич на свои деньги открыл в Иваново лазарет для раненых солдат. Свою дочь Ольгу он поставил заведующей лазаретом и старшей сестрой милосердия.

Вообще, Щаповы не только развивали текстильное производство, но и активно занимались благотворительностью, следуя традиции русских купцов и фабрикантов оказывать помощь нуждающимся и церкви. Так, ими были выделены значительные суммы денег на благоустройство территории Успенской церкви в Покровском монастыре, который был открыт в 1843 году. Позже Николай Терентьевич предоставил также средства на строительство часовни в центре города. На своей фирме он основал богадельню для престарелых рабочих его фабрик, не подозревая, что наступит время, когда жить в ней доведется ему самому.

Во время всеобщей стачки иваново-вознесенских рабочих с 13 мая по 1 июля 1915 года фабрика Щаповых также бастовала. Забастовка прекратилась лишь после того, как Щапов пошел на значительные экономические уступки бастующим. Никаких увольнений при этом фабрикант производить не позволил. Производство резко сократилось, но постепенно вновь стало увеличиваться благодаря внедрению технических новшеств. Текстильное производство на предприятиях Щаповых продолжало бы развиваться и далее, но ему был положен конец после прихода к власти коммунистов.

В сентябре 1918 года Николай Терентьевич и двое его сыновей – Алексей и Геннадий – были арестованы в качестве "заложников буржуазии". Взятие заложников было тогда обычной практикой коммунистов. Но им повезло – их не расстреляли, как это случилось со многими другими, и в ноябре отпустили на свободу. Однако фабричное производство подверглось подлинному разгрому. Предприятия Щапова были национализированы, а находившиеся в кассе фирмы деньги были переданы фабричному комитету. Щапов после освобождения не раз приходил на фабрику и пытался наладить выпуск продукции, обращаясь в фабричный комитет с просьбой "допустить его до заведывания делом", но там от него только отмахивались. А вскоре распался и сам фабричный комитет, после чего власти не нашли ничего лучшего, кроме как закрыть предприятие. Помещения фабрики были переданы Текстильному институту. У Щапова власти отобрали все средства, фамильный дом и дачу. Снесли и построенную на его средства часовню. Кладбище при Покровском соборе, на котором были похоронены родители фабриканта, Терентий Алексеевич и Харитина Яковлевна, было уничтожено – надгробия пустили на бордюрный камень для городских улиц, часть могил раскопали в поисках ценностей, а часть просто сровняли с землей и заасфальтировали. Сейчас на месте бывшего Покровского собора стоит здание Дворца искусств. Сам Николай Терентьевич, лишившись жилья, переехал в созданную им когда-то богадельню при его предприятиях, где ему позволили жить. Умер он в беспроглядной бедности в 1936 году.

У Николая Терентьевича и Софьи Михайловны родились 15 детей, но лишь 10 из них дожили до совершеннолетия, остальные умерли в младенчестве или в детстве.

Старший сын Щапова, Сергей Николаевич, не захотел заниматься фамильным делом. Он окончил Институт гражданских инженеров в Петербурге, и работал дорожным инженером в Губернской земской управе. Во время Первой мировой войны был руководителем 7 района военно-дорожных работ по заданию Реввоенсовета Западного фронта. 6 сентября 1919 года был арестован ЧК по подозрению в принадлежности к партии кадетов, но вскоре был освобождён. Незадолго до революции Сергей Николаевич женился. В браке у него родились четыре дочери. Но судьба семейства сложилась трагически. Сам Сергей Николаевич умер в 1936 году. Его супруга и три дочери погибли во время Ленинградской блокады. Младшая дочь была репрессирована и умерла в 1947 году в ссылке.

Дмитрия Николаевича революция застала в действующей армии, и его призвали в Главное артиллерийское управление. Прослужил он в Красной армии 4 года. После службы Дмитрий занял высокий пост в текстильном управлении. Однако вскоре попал под советские чистки по всем статьям – сын купца, был в Германии и других странах, служил в царской армии. Дважды его забирали в ЧК, но после долгих допросов отпускали, видимо, принимая во внимание его заслуги во время службы в Красной армии. Тем не менее, из-за всего этого финансовое состояние его семьи было тяжёлое, и еще тяжелее стало в годы Великой Отечественной войны. Умер Дмитрий Николаевич в 1943 году.

Алексей Николаевич после окончания училища работал на отцовской фабрике бухгалтером и кассиром правления фабрики. В сентябре 1918 года был арестован и выслан в Среднюю Азию. Скончался в ссылке в 1935 году, не оставив после себя наследников.

Геннадий Николаевич окончил 2-ю Московскую школу подготовки прапорщиков пехоты. Во время войны был младшим офицером команды разведчиков 286 пехотного запасного полка. В сентябре 1918 года был арестован вместе с отцом и братом Алексеем, но через несколько месяцев освобождён. После революции Геннадий Николаевич долгое время проработал учителем рисования в одной из школ Иваново, позднее – преподавателем рисунка в Ивановском текстильном техникуме. Его картины экспонировались на многих областных выставках, некоторые хранятся в Ивановском областном художественном музее. Его учеником был известный ныне модельер Зайцев. Геннадий Николаевич не был женат, он умер в 1963 году, не оставив после себя детей.

Константин Николаевич с детства увлекался техникой. Его молодые годы пришлись уже на советскую власть. Он освоил профессию шофера и долгое время работал в пожарной части Иваново. Женился уже в зрелом возрасте, воспитал двух дочерей. Умер здесь же, в Иваново, в 1961 году.

Анатолий Николаевич после революции тоже стал шофером. В 1920 году женился, у него родился сын. Опасаясь гонений, вместе с семьей он уехал в Душанбе, где трудился экономистом. В феврале 1938 года был репрессирован и приговорен к высшей мере наказания – расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 14 марта 1938 года.

Помимо шестерых сыновей у фабриканта было четыре дочери – Елизавета, Вера, Ольга и Зинаида. Вера Николаевна после окончания гимназии вышла замуж за главного колориста фабрики Щаповых – Напалкова. Долгое время супруги жили в Иваново в собственном доме, у них родился сын, позднее работавший в Иваново бухгалтером. Сама Вера Николаевна умерла рано, в возрасте 40 лет, от туберкулёза. Ольга Николаевна во время Первой мировой войны была сестрой милосердия в госпитале, организованном Николаем Терентьевичем, а в советские годы работала в библиотеке. Она прожила долгую жизнь и умерла в Ярославле в 70-е годы. Зинаида и Елизавета в 30-е годы были репрессированы за “религиозные убеждения” и после нескольких лет лагерей были высланы в Казахстан. Вернулись они в Иваново только в 50-х годах. Елизавета умерла в июле 1959 года в Ярославле, а Зинаида – в начале 60-х в доме престарелых в Плёсе.

Несмотря на крутые перемены и тяжёлые испытания, род Щаповых по-прежнему не угас. Сегодня в разных местах России проживают более 30 потомков Щаповых и членов их семей. Среди них люди различных специальностей – инженеры, врачи, научные работники, историки, юристы. И все они бережно хранят память о своих предках.

Эта история, одна из многих подобных, показала еще раз, как коммунистические власти лишили Россию видного предпринимателя, который в иных условиях смог бы внести значительный вклад в развитие экономики страны. Ликвидация купечества как класса привела к колоссальным бедствиям и разрушениям, последствия которых ощущаются и до сих пор.

Особняк Щаповых

Адрес: г. Иваново, ул. Советская, д. 45


Концепция, разработка, дизайн: LEO
Программирование: LOE
© 2015

email:

Яндекс.Метрика